Идет загрузка, пожалуйста, подождите...
Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A

Амурская соевая продукция «Красной звезды» завоевывает Китай

Амурская соевая продукция «Красной звезды» завоевывает Китай

29.01.2019

«Красная звезда» — компания, хорошо известная в Амурской обла­сти и за ее пределами. Начиналось все в селе Знаменка Ромненского района с сои, кукурузы и зерновых, а сегодня это мощное многопро­фильное производство. «Звездные» подразделения работают в Ромнен- ском, Свободненском, Ивановском и Белогорском районах. Несколько лет назад «Красная звезда» взяла на баланс фактически неработающую птицефабрику в селе Новоиванов- ка. А не так давно вступил в строй еще один производственный объ­ект — маслоэкстракционный цех (МЭЦ) по производству соевого масла и соевого шрота, востребо­ванного во всем мире. О перспекти­вах нового производства и планах компании «Амурской правде» рас­сказал генеральный директор ООО «Красная звезда» Лери Фетелава.

Будущее — в переработке

— Лери Шалвович, у вас боль­шое развивающееся предпри­ятие, вы на лидирующих позициях в регионе. Откуда еще и эта идея создания маслоэкстракционного цеха?

—  Идея проекта вытекает из ло­гики развития самого хозяйства. На сегодняшний день посевные пло­щади компании составляют 39,5 тысячи гектаров. В прошлом году только под соей было занято 25 ты­сяч. Соя у нас практически вся амур­ской селекции, хорошего качества, масличная, с высоким содержанием протеина. И хотя погода в прошлом году не особо баловала, показатели были, считаю, неплохие: урожай­ность сои в среднем по хозяйствам составила 18 центнеров с гектара. С такой сырьевой базой переработ­ка напрашивается сама собой. Пере­работчики тратят огромные деньги на приобретение сырья, а у нас все свое. Кстати, в этом году планируем увеличить площади под зерновые и кукурузу, спрос есть, хотим попро­бовать новую культуру—рапс.

—  Что представляет собой инфраструктура нового предпри­ятия?

— Это три производственных здания на площади три тысячи квадратных метров, не считая складских и административных помещений. Технически цех готов к эксплуатации на 100 процентов. В настоящее время идет отладка тех­нологического процесса. В февра­ле — марте будем запускать объект на полную мощность. Оборудова­ние закупали в Китае, рассматрива­ли, конечно, разные варианты, но китайский вариант—самый опти­мальный. Сегодня примерно 70— 80 процентов производств в мире рабо­тает на китайском оборудовании.

— Вы говорите, идут заверша­ющие процедуры. Но цех ведь уже выпускает продукцию?

—   Конечно. Правда, процесс пока особо не разгоняем, перера­батываем порядка 100—120 тонн сырья в сутки.

—  Кто основной покупатель продукции?

—  Пока Китай. Это удобный покупатель с разных точек зрения, прежде всего логистически хоро­шо просчитываемый. Соевое мас­ло — это такой продукт, который замерзает в зимнее время, следова­тельно, вся инфраструктура долж­на быть очень четко прописана. Ведь в реальности всякое может случиться. К примеру, из-за того что ледовую переправу в декабре открыли поздно, фактически уже перед Новым годом, пришлось на время приостановить производ­ство. На сегодняшний день эта про­блема полностью закрыта, все, что было накоплено в складах, пол­ностью реализовано. Проведем профилактические мероприятия и возобновим производство. Пер­вый опыт показал — как много зна­чат, с одной стороны, качественный маркетинг и хорошо продуманная логистика, и с другой — сколько факторов, в том числе и от нас не зависящих, нужно учесть.

—  Планируете расширять гео­графию?

—   Конечно, перспективы рас­ширения рынков сбыта есть, есть и соответствующие наработки. Со­евое масло и шрот — продукты се­годня очень востребованные.

—  Новое производство — это и новые рабочие места?

Безусловно. Правда, на дан­ном этапе штатное расписание заполнено пока на 60 процентов, работаем в две смены. А при пол­номасштабном производстве будет трехсменка, это примерно 50 человек, в основном из Знаменки и окрестностей.

—  Насколько увеличатся объ­емы, когда цех заработает на пол­ную мощность?

—   По нашим расчетам, пере­работка 200 тонн сырья в сутки — вполне реальный показатель. Соевое масло будет составлять порядка 16 процентов от общего объема, остальное — соевый шрот. Часть шрота будем использовать на производство комбикорма для Свободненской птицефабрики и животноводческого комплекса в Белогорском районе.


Животноводство — боль души и сердца

—  Кстати, о Белогорском рай­оне. Лери Шалвович, некоторое время назад вы приобрели там, скажем так, «затухающее» хо­зяйство — СПК «Октябрьский», который позиционировался как племенной, и его дочернее пред­приятие «Васильевское».

—   Это, я бы так сказал, боль моей души и сердца. (Улыбается.) И нести тяжело, и оставить жаль.

—  А что так? Ведь вы в област­ном рейтинге на втором месте по животноводству, вас минсельхоз всегда высоко оценивает.

— Все так. Но дело в том, что предприятие мы приобрели с целью увеличения посевных площадей, животноводческий комплекс достался нам вместе с хозяйством — это 1320 голов мяс­ных герефордов. Но проблема в том, что сегодня животноводство по-прежнему остается отраслью сложной, затратной, слабоокупа- емой. Мясное животноводство — это очень длинные инвестиции. По расчетам содержание только одной условной головы КРС обхо­дится в 100 рублей в сутки. А при­том что в течение 8 месяцев мы подкармливаем животных высо­кокачественными комбикормами, обеспечиваем комфортное содер­жание — представляете, какие это затраты? А если еще ты год эту ко­рову содержал, а приплода нет? На реализации племенного скота мно­го не заработаешь. Хотя государство субсидирует покупателя, частники приобретают КРС мясного направ­ления очень неохотно. Если на молочных коров еще есть спрос со стороны ЛПХ, берут по 10—15 голов — все-таки на молоке можно быстрее что-то заработать, то здесь желающих немного. Вот и получа­ется замкнутый круг: и породахоро- шая, и мясо дает качественное — а производить невыгодно. Оптовая закупочная цена —180—185 ру­блей за килограмм, это в два раза ниже себестоимости.

— А что господдержка?

—  Есть, но, к примеру, той по­мощи, которую мы получили в прошлом году, если сопоставить по затратам, хватило примерно на полтора месяца содержания.

— Да, дилемма. Мясо нужно — но не выгодно. Что делать?

Основная задача, которую необходимо решить, и это позиция всех товаропроизводителей отрас­ли, — формирование системной и внятной политики господдержки. Мы должны четко понимать, что хочет от нас государство и что оно может нам дать. Возьмем, к приме­ру, товаропроизводителей наше­го, среднего уровня. Нам говорят, займитесь охлажденкой. Хорошо. Но чтобы обработать сырье по этой технологии, нужно оборудование, нужен штат специалистов, человек 15, не меньше, нужна упаковка, хра­нение. А это — затраты, и немалые. Окупить их можно только хорошо налаженным сбытом. Но сегодня охлажденкой занимаются крупные компании, они фактически закры­вают продовольственный рынок, нам с ними конкурировать слож­но. Есть, конечно, возможность экспортировать мясо в тот же Ки­тай. Китайцы сегодня охотно берут наши продукты, они экологически чистые, качественные. В настоящее время этот вопрос обсуждается с ки­тайской стороной на государствен­ном уровне. Но, сами знаете, дело это небыстрое. В прошлом году процесс вроде пошел—разрешили продавать в КНР яйца, продукты из птицы, жиры. Будем надеяться, что найдется решение и для мясного животноводства.

— А пока что будете делать?

—  А пока будем беречь своих коров, беречь породу. Я же сказал, мы их взяли. Мы взяли на себя от­ветственность, и мы их не бросим.



Дата создания: 29.01.2019 08:31:32
Дата изменения: 29.01.2019 08:31:32

Возврат к списку